» » Перу. 1996 - 1997 годы. Операция «Чавин-де-Уантар»

Перу. 1996 - 1997 годы. Операция «Чавин-де-Уантар»

Подготовка в условиях строжайшей секретности и блестящее проведение спецоперации службой GOE позволили с минимальными потерями обезвредить террористов и спасти мировых чиновников.

  

17 декабря 1996 года в здании японского посольства в столице Перу Лиме проходил большой прием по случаю 63-й дня рождения императора Японии Акихито. На праздник прибыло множество представителей дипломатических миссий разных стран, органов власти и управления. В ходе празднования также собирались отметить новый положительный виток в отношениях между Японией и Перу, связанный с приходом к власти в Перу президента Альберто Фухимори, японца по происхождению, который должен был лично прибыть в посольство, но из-за срочных дел задерживался.

 

Захват заложников


Праздник продолжался не долго, в какой-то момент звуки музыки заглушили выстрелы и взрывы. В одно мгновение была пробита дыра в заборе и на территорию посольства проникло около 20 человек террористов. Помощь им оказывали переодетые в обслуживающий персонал соратники.


Кроме чиновников Перу на празднике присутствовали послы 26 стран, а также представители государственных и международных органов, всего до 500 человек. Все они оказались захвачены террористами. Нападавшие причисляли себя к экстремистской организации Революционное движение имени Тупака Амару (РДТА). Произошел самый масштабный за всю историю захват высокопоставленных представителей различных государств.

 

Причины и ход террористической атаки


Главной причиной террористического акта являлось нежелание экстремистов мириться с либерально-рыночными реформами правительства и непринятие нового экономического курса властей. Кроме того, правоохранительные органы страны провели ряд операций повлекшие за собой аресты представителей РДТА, вследствие чего многие из них оказались за решеткой. В конце 1995 года сам главарь экстремистов Нестор Серпа Картолини едва сумел ускользнуть от правоохранителей, когда спецназ накрыл собрание руководства МРТА в Ла-Молинье. Среди арестованных была и его жена Ненси Хельвонио. Поэтому лидер террористов, осознав потерю организацией сил, решил громко о себе напомнить. Результатом и стало нападение на посольство в Лиме.


Нестор Серпа Картолини 

Первые попытки освободить здание были предприняты полицией. Они применили слезоточивый газ, но экстремисты оказались готовы к такому повороту событий, надев припасенные противогазы.


Мировая общественность начала обвинять президента Альберто Фухимори в бездействии, поскольку он заявил, что не пойдет на поводу у террористов. Представители стран, граждане которых оказались заложниками, требовали проведения переговоров с террористами, для чего отправили в Лиму своих представителей. А кубинцы пообещали экстремистам предоставить право перебраться на их территорию и полную амнистию.


Уже в первую ночь эмеретисты отпустили женщин и детей, включая мать и сестру президента Фухимори, а через некоторое время освободили всех женщин, а также послов нескольких стран. Спустя неделю, на воле оказались 220 человек. Причиной такого поведения преступников стало не гуманное отношение к людям, а осознание того, что меньшее количество людей будет проще контролировать. Многие из освобожденных не только не выказывали презрения к террористам, а, наоборот, защищали их. В психологии это явление получило название Стокгольмский синдром, когда жертва спустя время начинает испытывать симпатию к своему мучителю.

 

Подготовка и проведение спецоперации


После неудачной попытки справиться с террористами-профессионалами, власти начали разработку масштабной операции, которая вошла в историю под названием «Чавин-де-Уантар». Мир думал, что президент медлит и выжидает, а, на самом деле, подготовка к штурму велась полным ходом.


Террористы согласились, чтобы время от времени Международный Красный крест доставлял в посольство продукты питания и вещи первой необходимости. Один из заложников, офицер в отставке Луис Джамперти отмечал день рождения, и по этому случаю террористы согласились на доставку торта и подарка. Подарком оказался большой крест ручной работы, который и стал средством связи заложников и правоохранителей. Джамперти давно искал способы связаться с властями, решив, что в посольстве наверняка есть жучки и камеры. Получив подарок, он сразу понял, что к чему. В итоге власти узнавали все больше и больше о действиях и распорядке террористов.

Весной следующего, 1997 года заложников и террористов осталось меньше в связи с частично отпущенными людьми и бежавшими террористами. Общественности по-прежнему казалось, что президент ничего не делает, его рейтинг среди населения падал.


Тем временем часть агентов спецназа работали над строительством тоннелей под посольствома другая часть бойцов в пустыне отрабатывала тактику и методику обезвреживания террористов. Многочисленные визиты в особняк представителей Красного креста имели целью не только доставку продуктов и вещей, а и оставление жучков в различных местах. Полученная информация помогла построить в пустыне макет особняка, а также определить, где и когда находятся заложники и сами террористы. При помощи макета командос отрабатывали различные варианты штурма и обезвреживания противника. Об операции знали только представители спецназа и президент.


В ходе тщательного планирования был выбран вариант проникновения командос в особняк через подземный тоннель. Тоннель имел несколько разветвлений, выходивших под основные помещения первого этажа дома.


Ночью 5 января 1997 года в шахтёрских поселках Серро-де-Паско и Ла-Оройя в дома 24 шахтеров прибыли военные. Они сообщили, что на шахте в Аякучо произошла авария, и срочно требуются опытные шахтеры для проведения спасательной операции. На самом же деле эти шахтеры в обстановке полной секретности были доставлены в Лиму для прокладки тоннелей под посольством Японии.


Прокладка тоннелей велась из подвалов пяти стоящих к северу от резиденции жилых домов. Работы велись преимущественно ночью, исключительно вручную, лопатами и кирками, чтобы производить как можно меньше шума.


В резульате было проложено три коротких тоннеля длиной около 20 м каждый, которые вели прямо к задней стене резиденции. И еще был проложен основной тоннель длиной 172 м, имевший три отдельных выхода. Он огибал резиденцию и выводил к её главному входу.


Тоннель под посольством Японии 

Ход работ по прокладке тоннелей регулярно проверялся членами штаба операции. Во время одной из таких проверок в тоннеле один офицер сказал, что «Это какой-то Чавин-де-Уантар!», вспомнив про древний храмовый комплекс, скрытые тоннели которого давали возможность жрецам неожиданно возникать в разных концах храма. Так операция, прежде называвшаяся «Нипон-96», получила свое историческое название.


В марте 1997прокладка тоннелей была завершена..


За два дня до старта операции, в условиях строжайшей секретности, из пустыни в Лиму прибыл спецназ.


Штурм посольства Японии в Лиме 

Приказ о начале спецоперации президент отдал 22 апреля 1997 года. Возле резиденции находилось множество журналистов и представителей правоохранительных органов, которые даже не догадывались о том, что под землей происходят масштабные приготовления.

Ни о чем не подозревавшие террористы, расслабившись после обеда, играли в футбол, как внезапно под ними взорвался пол. Спецназ зашел с бокового и главного входа, начав стрельбу по экстремистам. Через 15 минут после начала спецоперации первые заложники покидали дом, прикрываемые командос. Когда наступила полная тишина, масштабная операция по освобождению людей была окончена. Она продлилась менее 40 минут.

 

Итоги операции


Итогом операции стало уничтожение всех террористов, включая и их лидера Нестора Картолини. Зафиксирован один случай летального исхода среди заложников – Карло Гисти, судья Верховного суда Перу умер вследствие повреждения артерии в ходе перестрелки. Легкими травмами отделались 23 заложника. Среди спецназа семеро получили ранения, а двое были убиты.


Пресса, освещавшая события, еще долго разводила обсуждения относительно правильности проведения операции. Наиболее обсуждаемым был вопрос относительно рисков: стоило ли так рисковать жизнью спецназа и заложников, ведь жертв могло оказаться намного больше? Возможно, рациональнее было бы пойти на переговоры и выполнить требования террористов.


Еще одним острым вопросом, поднятым СМИ, стал вопрос убийства преступников. Стоило ли стрелять на поражение, пытаясь уничтожить всех? Ведь были и те экстремисты, которые хотели сдаться. Однако, руководители спецоперации заявили, что во время таких действий пленных не берут.


Успех спецоперации «Чавин-де-Уантар» состоял в ее секретности и профессионализме исполнителей. Она стала примером и эталоном для проведения последующих подобных операций по ликвидации террористов.



  • 30-06-2019
  • 2 218
Оставить комментарий